Следуйте за нами

Последние новости

Больше новостей

Джереми Гарднер: «Биткоин не отличается от систем денег сегодня, кроме того, что это может быть лучше»

Известный в средствах массовой информации как молодой «биткоин-миллионер», в сфере криптовалют и блокчейна, Джереми Гарднер известен больше за то, что он делает.

Будучи последовательным блокчейн-предпринимателем, преподавателем и инвестором, Гарднер основал глобальную образовательную некоммерческую сеть Blockchain Education Network и одним из основателей платформы прогнозирования на основе блокчейнов Augur. Совсем недавно он запустил свой собственный инвестиционный фонд под названием Ausum Ventures.

Нарушение массового принятия

Оливия Капоццало: Можете ли вы провести меня через то, что массовое принятие — не со стороны технологий или знания, а со стороны обычных людей? На что это похоже? Что это значит?

Джереми Гарднер: Итак, мой вопрос во время группового обсуждения состоял в том, что массовое принятие не имеет никакого отношения к образованию. Массовое принятие связано с созданием продуктов, которые люди хотят. Массовое принятие не происходит иначе.

Вы не учите сотни миллионов или миллиарды людей о достоинствах децентрализации и либертарианских ценностей, а затем ожидаете, что они захотят использовать Биткоин или использовать приложения на основе блокчейн.

Нет. Что вы собираетесь делать, это создать инструменты, которые люди хотят в своей жизни, которых у них нет сегодня.

“Причина, по которой Биткоин был изначально принят — причина, по которой технология биткоинов и блокчейнов существует сегодня, заключается в том, что она существует только по одной причине и только по одной причине. Люди не любят это говорить, но это из-за темных рынков.”

Если бы не было Шелкового пути, если бы у людей не было причин покупать и использовать Биткоин для покупки наркотиков в Интернете, я не уверен, что он будет существовать сегодня. Я думаю, в остальном это просто либертарианский мысленный эксперимент.

Только когда люди в развитом мире действительно имели цель приобрести эти криптовалютные маркеры для обмена в торговле, что Биткоин достиг значимой ценности — как только люди поняли, что Биткоин позволил людям делать то, что они не могли сделать раньше.

Есть и другие примеры на Кипре, в Венесуэле и в Зимбабве — места, где была действительно ужасная гиперинфляция — такие места, как Индия с демонизацией, Китай с контролем за движением, Южная Корея с контролем за движением капитала.

Варианты использования возникли, но изначально вы знаете, изначально бета-версия Биткоина покупала наркотики в Интернете, и это было здорово. Но на самом деле это не имело никакого отношения к основополагающему идеологическому идеалу, к которому привлекали его более ранние энтузиасты.

“И это будет верно со всеми технологиями блокчейн. Мы просто собираемся создавать инструменты, которые люди хотят, чтобы получить принятие. Нет идеологии, нет образования о добродетелях.”

Мы могли бы попытаться действовать как миссионеры и распространять эти слово как религию, но это не лучший способ сделать что-то. Пока мы строим технологии, которые люди хотят, они придут, и они ее примут.

Читать также:   Разработчик: Bitcoin SV [BSV] нацелен на 5 миллиардов пользователей

Крипто против фиата в преступлении

OC: Это просто забавно, потому что недавно я говорил с Джейсоном Блумбергом, который также говорит, что Биткоин впервые стал популярным для покупки наркотиков в Даркнете. Но он говорит, что это проблема, и нам нужно что-то сделать с этим — нам нужно объявить вне закона или запретить критические ошибки.

JG: Ну, это выходит за идиотизм. Прежде всего, DEA (Агентство США по борьбе с наркотиками) недавно заявила, что случаи использования технологии блокчейн и криптовалюты — или криптовалютные активы, в частности, — снизились с 90 процентов на черном рынке до 10 процентов сегодня. И это будет только снижаться, потому что, угадайте, что? блокчейн являются публично прозрачными бухгалтерскими книгами.

Вся ценность публичных блокчейнов — это прозрачные, неизменные, цензурные книги, которые обеспечивают открытый мир финансов — по сравнению с закрытым миром финансов, который у нас есть сегодня.

Я имею в виду, посмотрим, что сделал Credit Suisse в Мексике. Они буквально сделали депозитные ящики, поэтому картели могли вместить в них огромные коробки наличных денег. Это не похоже на то, что нынешняя финансовая система защищает нас от организованной преступности и преступной деятельности.

“Я имею в виду, кто платит больше штрафов за мошенничество, чем кто-либо в истории? Я имею в виду, это JPMorgan. Эти банки не являются лучшей системой, чем сегодня. Сегодня финансовая система гораздо более виновна в таких вещах, как терроризм и преступность, чем когда-либо будет технология блокчейнов.”

Вы знаете, что можно использовать для незаконной деятельности и на самом деле используется для незаконной деятельности больше, чем что-либо еще в мире?

OC: USD?

JG: $100. Более 80 процентов активности на черном рынке используется с американскими счетами в размере 100 долларов США. Должны ли мы пойти и запретить доллар? Я не думаю, что кто-то в здравом уме будет спорить об этом — я бы хотел, потому что Биткоин поднимется. Давай, я имею в виду, это просто абсурдное заявление!

“Я имею в виду, посмотрите, биткоин — это цифровая наличность, цифровое золото — все, что вы хотите назвать. Это онлайн-форма ценности. Это ничем не отличается от тех денежных систем, которые у нас есть сегодня, кроме того, что это может быть лучше.”

Технология морально агностична. Его можно использовать навсегда, его можно использовать для зла.

Я думаю, что коллективно — как сообщество — есть ли у вас этот тезис о влиянии или нет, вы должны стремиться инвестировать в технологии, которые делают мир лучше, потому что цепочки связаны с сетевыми эффектами. Итак, чтобы предположить, что мы должны запретить это, для меня, просто ошеломительно. Я никогда не смогу справиться с таким вариантом.

OC: Я полностью согласен с вами.

Порно и радикальные инновации

OC: Мне интересно о чем-то вроде Pornhub, использующем криптовалюту — с точки зрения того, что это делает для принятия. Это то, что вы считаете важным или влиятельным?

JG: Итак, я очень предвзятый. Я знаю ребята MindGeek [Pornhub’s mother company]. Я не большой поклонник порноиндустрии, но они вступили в контакт со мной и сказали мне, что они хотят участвовать в этом пространстве. Я был взволнован.

“Если вы думаете о том, что порно-индустрия сделала за последние два десятилетия, когда дело доходит до принятия технологии, это ошеломляет.”

Я имею в виду, что они являются причинами, по которым мы использовали VHS. Это причины, по которым мы использовали DVD поверх Betamax. Они увеличили пропускную способность и емкость сетей доставки контента больше, чем любая другая технологическая компания на планете.

“Porn компании технологические компании. Они были радикальными новаторами в мире технологий.”

Если они покажут, что эта технология работает — я имею в виду, они являются одной из крупнейших сетей доставки контента на планете, — если они показывают эти технологические работы, могут принимать и другие сети доставки контента, которые могут быть не в такой отрывочной отрасли, и они увидят массивный потенциал роста и увеличение их запасов.

Итак, смотрите, я чувствую себя очень неоднозначно о порно — Я не большой поклонник — но их способность быть, своего рода, думали лидеры и первопроходцы в пространстве примечателен. И они исторически были в мире технологий, интернет-технологий и даже кинематографии.

Многие другие отрасли очень нервничают из-за принятия технологии блокчейн, потому что она такая новая, она настолько передовая, и они не хотят молиться с акционерами — это крупнейшие технологические компании в мире. Но угадайте, что? MindGeek находится в частной собственности, и у них больше возможностей для инноваций и внедрения новых технологий, чем для многих крупных публично торгуемых компаний, которые находятся там. Итак, я надеюсь.

Читать также:   Ученик старшей школы разрабатывает биометрическую систему восстановления личных ключей

Кому нужен блокчейн?

OC: Итак, чтобы получить немного более крупную картину, чем индустрия развлечений — кому нужно внедрить блокчейн? Что это значит, что им это нужно?

JG: Кто должен знать о технологии блокчейн и кто в ней нуждается, разные. Это беспросветный человек, которому нужна технология блокчейн.

“И когда я говорю бесправное или обездоленное, я имею в виду массивную подгруппу населения мира. Я имею в виду, почти все, кроме меня, например, белого, среднего класса, гетеросексуального человека, который живет в Соединенных Штатах, который живет в Сан-Франциско. Если я не хочу покупать наркотики из Интернета, у меня буквально нет действительно сильных вариантов использования. Возможно, децентрализованные рынки прогнозов являются исключением.”

Но для двух миллиардов людей в мире, которые не имеют доступа к финансовым услугам, и четыре миллиарда, которые имеют ограниченный доступ, включая первые два миллиарда, — это то, для чего используется технология блокчейн. Вот где мы увидим реальное принятие.

“Возможность иметь банковский счет в кармане, сделать что-то безопасное и безопасное в кармане, криптовалюты, таким образом, что деньги под вашей кроватью или за вашим кошельком сейчас — это революционно.”

Это затрагивает людей, которые имеют дело с хищными учреждениями — будь то правительства, будь то финансовые услуги, предприятия или, вы знаете, правительства, которые используют свои позиции власти в качестве посредников, чтобы лишить гражданских прав своих потребителей и их пользователей.

Потому что технология блокчейн дает радикальную дезинтермедиацию.

“Технология блокчейн является самой радикально дезинтермедированной технологией, которая когда-либо существовала. В этом случае, если вы хотите перевести стоимость — будь то деньги, право собственности на ваш дом, права на вашу землю, вы можете сделать это так, чтобы требовать только одного контрагента: человека, который его покупает.”

И это массовое обновление от мира, в котором мы живем сегодня, в котором существуют всевозможные клиринговые палаты и сторонние учреждения, которые необходимы из-за отсутствия доверия к транзакциям. Но с технологией блокчейн у вас действительно может быть доверительная финансовая или обменная валюта.

Теперь, как мы туда доберемся? Это не совсем понятно. Вы знаете, сегодня с сегодняшними решениями о денежных переводах, о том, как напрямую обращаться с такими людьми, но мы исторически в первую очередь строили технологию блокчейн для людей, которые в ней нуждаются меньше всего: вы и я, люди в Соединенных Штатах, люди на Западе.

И это не то, где технология блокчейн будет иметь самое большое влияние.

Но во-первых, мы должны привлекать предпринимателей из этих мест, где они лишены гражданских прав. Приведение лишенных гражданских прав и создание их продуктов из собственного опыта.

Таким образом, это может быть сопряжено с технологическими компаниями на Западе, которые, вероятно, наиболее хорошо оснащены для создания этого программного обеспечения и технологий.

“Но нам нужно включить людей, которые пользуются наибольшей выгодой от этой технологии, и мы еще не очень хорошо сделали это.”

Блокчейн и правительство

OC: И вы видите, что это происходит в частном масштабе? Как регулирование повлияет на этот процесс?

JG: Мы убедили регуляторов в том, что технология блокчейн — это Святой Грааль всего. Я не считаю, что регуляторы должны быть какой-то помехой при принятии этой технологии.

Независимо от того, находятся ли они в ЕС или США, даже в Африке или Восточной Азии, правительства преуспевают в испытаниях этой технологии, чтобы улучшить жизнь своих людей — иногда для более авторитарных целей, таких как распределенные деньги на основе книги в Китае и России, — но в подавляющем большинстве случаев правительства фактически стали важным катализатором для принятия испытаний с использованием этой технологии.

Я думаю о том, как мы достигаем людей, которые нуждаются в этом больше всего и на самом деле понимают, как эта технология может им помочь. И это всего лишь долгосрочное обязательство, которое потребует помощи многих правительств и НПО, чтобы они действительно понимали.

“Поскольку у предпринимателей часто возникает эта проблема, особенно в этой отрасли, где они создают решения для проблем, которые не существуют. Нам нужно определить проблемы, а затем увидеть, может ли блокчейн помочь смягчить эту проблему.”

Общий ответ «нет», но вы должны принять подход, основанный на проблемах. Попытка построить решения без проблем — вероятно, самая большая ошибка Силиконовой долины и за ее пределами.

Читать также:   Tone Vays: «Конфиденциальность должна быть особенностью Биткоина по умолчанию»

Путь к массовому принятию

OC: Как вы относитесь к криптовалюте, поддерживаемой правительством?

JG: Они собираются сделать это, но они не являются криптовалютами в традиционном смысле. Они распределены на основе централизованных, центрально-банковских денег, которые выпускаются и контролируются, контролируются и проверяются центральными банками.

Я думаю, что есть много хороших доказательств того, что криптовалюты, выпущенные центральным банком, — криптовые активы или электронные деньги, если вы хотите это назвать, — на самом деле были бы лучше, чем наличные деньги, которые у нас есть сегодня.

“Но это противоположность тому, что мы строили в пространстве блокчейна/ криптовалютных пространств, потому что это будет невероятно.”

Они будут видеть каждую транзакцию, которая когда-либо была сделана, будет KYC (Know Your Customer), и они узнают, кто совершает эти транзакции.

И это, по сути, на мой взгляд, станет самым большим катализатором массового принятия криптовалют, как мы их знаем сегодня, будь то биткоин или что-то еще.

“Когда есть криптовалюты, поддерживаемые правительством, и мы переходим к безналичному обществу, в котором нет финансовой конфиденциальности в наших ежедневных финансовых транзакциях, то есть когда что-то вроде биткоин или stablecoin — то, что не выпускается банком или правительством, станет популярным , Вот когда мы увидим массовое принятие, а не раньше.”

Знаешь, если бы биткоин собирался принять массовое признание в этом десятилетии, это случилось бы пять лет назад, три года назад. Но он слишком изменчив, его слишком сложно использовать, его слишком сложно понять.

Но когда люди вынуждены это использовать, потому что больше нет наличных денег, что является видом серой экономики и огромной частью глобальной экономики в целом — как только эта экономика исчезнет в ее нынешней форме без наличных денег, что произойдет в течение следующих 50-70 лет, вот когда мы увидим массовое принятие криптовалют — децентрализованных криптовалют — как мы их знаем сегодня.

“Потому что люди хотят использовать наличные деньги. Люди хотят совершать финансовые операции, о которых правительство не знает, будь то оплата вашей няни или вашего нелегального иммигранта.”

OC: Вы думаете, что многие об этом заботятся? Я просто чувствую, что большинство людей не заботятся о своей конфиденциальности.

JG: Буквально, почти каждая семья в Америке платит няня наличными, и эта няня не сообщает об этом IRS, и они не сообщают об этом IRS. Нередко люди хотят вести бизнес таким образом, который не отслеживается правительством или просто не нуждается в конфиденциальности в своих финансовых транзакциях — практически почти каждый человек на планете.

Серая экономика абсолютно массивна, а во втором вы снимаете наличные деньги, становится намного сложнее заниматься — особенно, если мы перешли к распределенной финансовой системе на основе бухгалтерского учета, где не только каждая транзакция прослеживается, но и привязана к вашей личности, что намного хуже, чем то, что мы имеем сегодня.

Таким образом, вам действительно нужно думать о разветвлениях мира, в котором нет денег, нет возможности проходить в неформальной экономике. Это, безусловно, приведет к массовому принятию криптовалют.

Устаревшие законы

JG: Нам нужна, вроде, открытая песочница для инноваций, прежде чем мы действительно готовы к большому количеству правил. Но есть определенные области, такие как законы о ценных бумагах, где было бы здорово, если бы мы могли, как бы изменить их для реальности этих токенизированных ценных бумаг, которые являются очень новой концепцией.

OC: Как именно?

JG: Итак, если вы думаете о ценных бумагах сегодня, причина, по которой они так сильно регулируются, заключается в том, что они не прозрачны — у вас нет понимания денежного потока, за исключением ежеквартальных отчетов.

Но, теоретически, многие случаи использования для токенизированных ценных бумаг могут быть ценными бумагами, которые автоматически оплачиваются исходя из дохода программного проекта — например, я должен иметь возможность продавать токены из моего программного проекта, которые каждый пользователь, каждая транзакция возвращается для инвесторов, как часть дохода. Он прозрачен, он неизменен, он находится на блокчейне.

И, таким образом, я не должен иметь файл S1 и публиковать компанию, чтобы предлагать это вашему повседневному потребителю. Люди должны иметь возможность купить это в ICO [Первоначальное предложение монет] и получить доступ к потенциалу этой новой софтверной компании, которую я создаю, потому что это так просто, как они получают выплату — где доходы или дивиденды поступают из ,

OC: Верно, да. И есть намного больше вариантов, чтобы проскочить. И закон с 1930-х годов …

JG: Верно. Вы, как правило, должны предположить, что закон, который был написан в 1930-х годах в отношении финансовых правил, будет, по крайней мере, частично устаревшим к 2018 году.

Читать также:   Темная сторона инвестирования в криптовалюту

Криптовалютные рынки и средства массовой информации

OC: Я все еще хочу поговорить немного больше о ваших личных мнениях о криптовалюте, а не о регулировании. Вы определенно публично заявили, что владеете криптовалютой.

JG: Да. Большая часть моих денег находится в крипто.

OC: Верно. Таким образом, существует тот факт, что правительства, потребители — люди в массовом масштабе — обращают внимание на криптовалюту и блокировку по отношению к ее цене.

Цена биткоина, которая много поднималась в декабре, получила много информации из прессы, основные СМИ начали сообщать об этом и т. д. так как вы были в этом долгое время, что вы скажете на такую реакцию?

JG: Знаешь, я был где-то в мире — я был либо в Индии, либо в Греции — когда рынки наконец упали, и я действительно не узнал о падении рыночной цены, например, несколько дней.

Я не обращаю внимания на цену. Я как-то знал из следующего криптогвалютного Twitter, что произошло падение цены, но люди, вроде бы, говорят об этом неоднозначно.

“Меня вообще не интересует цена. Если бы были основополагающие фундаментальные принципы инвестиций, влияющие на стоимость криптоактных активов, я был бы заинтересован.”

В криптовалюте колебания цен — это просто фокус-фокус — это просто полностью настроенный. Ничто действительно не стимулирует рост или уменьшение цены, кроме как, например, FOMO [страх упустить] настроения и иррациональность на рынке. У меня есть хедж-фонд моего венчурного фонда, и он работает довольно ужасно прямо сейчас, потому что мы не торгуем. Я не пытаюсь найти время на рынке.

“Что я делаю, я инвестирую в криптовалютные активы. Я верю, что мы изменим мир, и я просто перестала заботиться. Я не обращаю внимания.”

OC: Вы лично никогда не торгуете?

JG: Нет, смотри, я был в отрасли с 2014 года. Я не был в том, что раньше, я не делал свои деньги в Биткоине, я зарабатывал деньги в других криптовалютных активах — немного в Биткоине.

“Знаешь, меня часто хвалили или называли миллионом биткоинов — не так, как я зарабатывал деньги. Я инвестировал в технологии, в которые я действительно верил — будь то Эфир или, тогда XRP по совершенно другой цене, и я просто держал их. Я никогда не думал об этом, я никогда их не торговал, я никогда не видел волатильности.”

Я имею в виду, что весь этот идеал трейдера, который пронизывает эту отрасль, просто потрясает меня. Это неликвидные рынки. Один человек, единственный фактор в торговле, может полностью переместить рынок против того, как предсказал ваш анализ Эллиот-волны, куда он собирается идти.

Они не похожи на традиционные финансовые рынки, которые являются глубоко ликвидными, которые основаны на компаниях с действительно сильными фундаментальными показателями, денежными потоками, отношениями P-to-E — здесь у вас нет ни одного из них.

“То, что у вас есть, — это очень спекулятивные товары, которые потенциально могут изменить мир, но ни один из них пока не существует. Знаешь, Биткоин может быть исключением. Итак, если вы не инвестируете на основе долгосрочного ценностного предложения крипто актива или какой-либо действительно фантастической инсайдерской информации о том, что такое объявление о крипто активе, вы никогда не будете зарабатывать на торговле деньгами.”

Вы знаете, я встретил много умных трейдеров осенью 2017 года. Сегодня я не знаю никого из этих парней. Эти парни на самом деле не были такими умными.

“Все умны на бычьем рынке. Но ребята, которые умны на медвежьем рынке — или на нисходящем рынке, — это ребята, которые действительно убеждены в своих инвестициях.”

Теперь, я могу заработать в два раза на некоторые из моих инвестиций, но я, конечно, не продаю прямо сейчас, как многие люди. Но большинство людей, которые купили криптовалютные активы в прошлом году, просто купили его, потому что: «О, у меня такое чувство, что этот будет расти», но теперь он идет вниз, и они продают, и в панике рынок, и на улице есть кровь, и мне это нравится.

Я просто получаю такую ​​мазохистскую радость, например: «О, моя чистая стоимость снижается на 80 процентов», но меня это не беспокоит, потому что я знаю, что она увеличится еще на 10 000 или 100 000 процентов, потому что инвестиции, которые я сделал, ценны.

Это огромный провал со стороны нашей отрасли, чтобы не цинично относиться к этим повышениям цен. Если вы посмотрите на мои интервью еще в середине 2017 года, я назвал это безумие ICO, я назвал безумство рынка. Это было иррационально, это не имело смысла.

OC: Что вы думаете об участии СМИ в этом мире?

JG: Я имею в виду, вы можете обвинить их? У вас самый быстрорастущий класс активов в истории, просто ревущий и превращающий 26-летних, как я, в многомиллионеров. Это захватывающее повествование! Вы не можете игнорировать его.

Никогда не было такого класса активов, который обогатил так много нормальных людей. Это то, что новость, конечно, собирается защелкнуться. Потому что все хотят? Каждый хочет быть богатым за ночь. Кто хочет стать миллионером?

Например, каждый хочет зарабатывать деньги, и они хотят сделать это легко. Итак, есть этот невероятный новый инвестиционный класс, который превращает среднего Джоса в очень состоятельных людей. Они собирются сообщить об этом! Вы просто не можете винить их.

Теперь, я бы хотел, чтобы они больше учились? Да, но это не их работа.

Я имею в виду, если вы хотите получить образование по технологии блокчейн и криптовалютным активам, вам придется погрузиться на 90 процентов своей жизни в течение следующих шести-двенадцати месяцев вашей жизни, прежде чем вы даже получите базовое понимание того, как эта технология работает и каковы ее реальные цели и как она используется.

И поэтому, чтобы ожидать, что средства массовой информации, способные сообщить об этом, не являются особенно разумными. Теперь, я бы хотел, чтобы они немного улучшили должную осмотрительность, но в конце дня вы действительно не можете ожидать, что СМИ сделают очень хорошую работу.

OC: Ладно, но я больше имею в виду последствия этого внимания средств массовой информации.

JG: Я имею в виду, что они ужасны, потому что они приносят среднего Джоса, которые понятия не имеют, что они вкладывают в этот новый класс активов. Я имею в виду, боже, я просто не хочу, чтобы потребительские инвесторы инвестировали в это.

Мне бы понравились более крупные учреждения, я бы полюбил людей, которые хотят пойти и обучаться. Ваш средний потребитель покупает Tesla, потому что они думают, что Teslas — это классные автомобили или покупка Amazon, потому что они ежедневно используют Amazon — эй, может быть, они могут быть хорошими инвестициями, а может быть, и плохими инвестициями.

“Но они уверены, что, черт возьми, не используют Биткоин в своей повседневной жизни, поэтому им не нужно инвестировать. Знаете, если вы не понимаете, что инвестируете, вам не следует инвестировать в него.”

Если у вас нет очень сбалансированного портфеля — вроде бы, я думаю, что каждый должен вкладывать от 5 до 10 процентов своего инвестиционного портфеля в биткоин и эфир, может быть, несколько других криптовалютных активов — но это потому, что когда вы это делаете, когда вы ставите пять процентов вашего инвестиционного портфеля в весьма спекулятивный, некоррелированный класс активов, вы фактически уменьшаете общий риск своего инвестиционного портфеля просто потому, что он не коррелирован.

И, таким образом, даже бабушка должна положить немного своего инвестиционного портфеля в Биткоин, но она не должна закладывать свой дом, чтобы сделать это, и это не должно быть огромной суммой денег. Это должен быть только небольшой, но респектабельный объем портфеля — только благодаря исторической эффективности этого класса активов. Но медиа-рассказ определенно заставлял людей вкладывать слишком много денег в криптовалюту.

OC: Я прошу, потому что люди утверждают, что внимание основных средств массовой информации помогает осознанию, или это важно для массового усыновления. Но именно поэтому мы должны уточнить, что означает массовое признание.

JG: Да, например, что такое массовое принятие?

“Массовое принятие биткоин в качестве платежной системы? Да, не получится. Не в ближайшее время.”

Хорошо, я говорю, когда мы пойдем в безналичное общество, у людей действительно будет прецедент, но использование денег почти всегда будет лучше, чем использование Биткоина сегодня.

Итак, массовое принятие не произойдет, пока мы не создадим инструменты, которые фактически катализируют это принятие. Но это, конечно, не то, где мы сейчас.

OC: Хорошо, круто. Спасибо огромное!

Джереми Гарднер, Интервью с Джереми Гарднер специально для cointelegraph.com

Не забудьте оставить свой комментарий!

Вход
Отправить
wpDiscuz

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: